Вы здесь

Силикотуберкулез

Заболевания чахоткой на рудниках были предметом изучения еще в прошлом веке. Результатом серьезных исследований стали монографии В. Португалова (1870) и Р. Рума (1882). Авторы привели подробные материалы о крайне неблагоприятном санитарном состоянии медных рудников Урала, отметив тяжелые условия работы, констатировали высокую смертность от туберкулеза молодых рабочих. При этом показали, что чахотка рудокопов возникает от воздействия высоких концентраций кварц-содержащей пыли и процесс рано осложняется тяжелым прогрессирующим туберкулезом.

Авторы предложили обширные мероприятия по оздоровлению условий труда горняков, однако они остались лишь благими пожеланиями. А между тем выводы В. Португалова и Р. Рума были в свое время весьма прогрессивными, не говоря уже об уникальности самих исследований. Однако обе работы были недооценены современниками и незаслуженно забыты.

Углубленное изучение профессиональных заболеваний, и особенно силикоза, в советское время, инженерно-технические и медико-биологические профилактические мероприятия привели к значительному уменьшению запыленности на производстве и, как следствие этого,— к существенному снижению заболеваемости силикозом и силикотуберкулезом (СТБ). Произошли позитивные изменения в клиническом проявлении и течении заболеваний. Удлинился стаж работы в силикозоопасных условиях на момент заболевания, возросла продолжительность жизни заболевших, повысилась эффективность профилактических и лечебных мероприятий.

Силикотуберкулез представляет собой не только клиническую, но и научную проблему — до сих пор остается немало дискуссионных положений и неразрешенных кардинальных вопросов. Открытым остается вопрос о причине необычайно высокой частоты сочетания туберкулеза и силикоза.

Авторы прошлых лет, изучая СТБ в условиях массивного заиыления с высоким содержанием кварца„ пришли к заключению, что без соучастия туберкулеза сама кварцевая пыль не может привести к клинически выраженному силикозу. Отсюда и афоризм: «Силикоз — это пневмокониоз, написанный иероглифами туберкулеза». Такая крайняя точка зрения не получила в дальнейшем своего подтверждения при силикозе ни в его экспериментальных моделях, ни при возникновении в условиях сниженных концентраций кварцсодержащей пыли. Как правило, силикоз развивается как первичное заболевание, но может осложняться в последующем преимущественно малыми формами туберкулеза, особенно в современных условиях.

Несмотря на снижение в целом заболеваемости СТБ, удельный вес последнего в контингентах противотуберкулезных диспансеров остается весьма значительным с тенденцией к нарастанию в последнее время. Так, по данным одного силикозоопасного предприятия, удельный вес СТБ среди лиц, состоящих на учете в противотуберкулезном диспансере на протяжении 10 лет — с 1975 по 1985 г., возрос с 3,2 до 11,4 %.

Рост удельного веса СТБ среди больных силикозом отмечают и зарубежные авторы. Так, по данным Munar et al. (1979), в 1967 г. одно заболевание СТБ приходилось на 7 заболеваний силикозом, в 1976 г. — одно на 4.

Важно отметить, что при СТБ, обусловленном возникновением столь различных по своей природе этиологических факторов, как живой микроорганизм и неживая кварцевая пылинка, развивается качественно новый патологический процесс со своеобразными закономерностями, причинно-следственными связями, опосредования-ми и т. д. Становится очевидным, что разрешение этих внутренних закономерностей требует компетенции представителей различных научных дисциплин — патофизиологов, физикохимиков, молекулярных биологов и др., что позволило бы существенно расширить наши представления о СТБ и повысить эффективность профилактических и лечебных мероприятий.



Трудовая экспертиза больных туберкулезом половых органов

Не получил разрешения и вопрос о причинах, обусловивших особенности клинических проявлений и течения СТБ, столь отличные от силикоза и туберкулеза, развивающегося на непылевом легком. Недостаточно учитывается значение в патогенезе СТБ морфологических и функциональных изменений, которые претерпевает возбудитель туберкулеза в новых для него условиях избыточного развития фибротической ткани.

Монография состоит из двух разделов. Первый включает три главы, написанные гигиенистом и иммунологом, морфологом, микробиологом, совместная работа с которыми велась и продолжается, за что авторы монографии признательны и благодарны. Представленный ими материал подвергался совместному обсуждению в аспекте клинической направленности монографии.

Второй, специальный раздел представлен шестью главами, в которых изложены клиника, диагностика, лечение и профилактика различных форм СТБ. Следует отметить что силикоз осложняется не всеми известными клиническими формами туберкулеза. В то же время при СТБ возникают клинические формы туберкулеза, не наблюдаемые в общей фтизиатрии. В монографии особое внимание уделено клинической симптоматике течению СТБ-бронхоаденита, при этом показано, что СТБ-брон-хоаденит не только является наиболее ранним проявлением туберкулезного осложнения, но может обусловить и все последующие клинические формы СТБ.

В гл VIII приводятся данные о различных методах профилактики и лечения СТБ на основании наших многолетних наблюдений. В последней главе представлены официальные материалы по диспансерному учету и врачебно-трудовой экспертизе больных СТБ, разработанные Центральным НИИ экспертизы трудоспособности и организации труда инвалидов совместно с одним из авторов монографии (А. Г. Гольдельман) и сотрудниками Криворожского НИИ гигиены труда и профзаболевании.

В монографии дан ряд новых положении и уточнены существующие понятия по проблеме СТБ.

Небольшой объем книги побудил нас отказаться от обстоятельного изложения литературы, особенно зарубежной.

Авторы будут признательны за критические указания и советы и надеются, что монография будет полезна как для практических врачей, так и для специалистов — фтизиатров и профпатологов.